Прекрасная Эпоха в цвете

  • пятница, 1 апреля, 2016 - 15:54

    Продолжим исследование Прекрасной эпохи – последних десятилетий, предшествовавших Первой Мировой войне. Сегодня мы попытаемся увидеть Прекрасную Эпоху во всём её многоцветии. Не на картинах художников, не на раскрашенных вручную открытках, а увидеть настоящие, самые что ни на есть документальные цветные фото. Можем? Оказывается, можем! Ибо именно Прекрасная Эпоха подарила нам те технологии цветной фотографии, которые сегодня, в цифровую эру, стали доминирующими на рынке. Так-то вот! Как это получилось? Чтобы понять это, давайте вспомним как это было и

    Откуда что пошло

    Собственно, сама идея цветной фотографии появилась почти сразу же после появления фотографии вообще: если наш глаз воссоздаёт всё многообразие цветов, синтезируя всего 3 цветовых канала – красный, зелёный и синий (да-да, то самое RGB) – то надо сделать 3 изображения, по одному для каждого канала и... А вот дальше возможны варианты. Например, спроецировать их на экран, каждый через соответствующий фильтр. Это и стало самой первой технологией, позволившей снимать, просматривать и тиражировать цветные фото.


    Фотография Адольфа Мите, 1902

     

    Увы, технология оказалась громоздкой, потому тогда так и не стала массовой. Но и её применить удалось далеко не сразу. Дело в том, что первоначально фотоэмульсия была чувствительна к синим и фиолетовым лучам, едва воспринимала жёлто-зелёные и совсем не реагировала на красные. Потому-то, хотя сама идея была предложена ещё в середине XIX века Максвеллом (тем самым, который создал теорию электромагнетизма), первые цветные фото появились только в 1901 году. Автором первой работающей технологии стал немец Адольф Мите. Он изобрёл работающую и относительно удобную в использовании фотокамеру для последовательной съёмки трёх кадров через три разных светофильтра. А в 1903 он порадовал публику первой выставкой цветных фотографий.


    Фотография Адольфа Мите, 1903

     

    Адольф Мите был большим авторитетом в фотографии и смежных областях, отличался огромной увлечённостью и оставил после себя огромный фотоархив. Как и его русский ученик, Сергей Михайлович Проку́дин-Го́рский, который усовершенствовал и камеру, и фотоматериалы и сам процесс. Впрочем, в те ещё года это было нормальным явлением. Тогда каждый серьёзный фотограф был и химиком, и механиком и оптиком и изобретателем. А главное – горел и болел своим делом.


    Прокудин-Горский собственной персоной, 1912

    К чести царского правительства следует сказать, что оно понимало всю значимость нового изобретения и активно поддержало Прокудина-Горского. Благодаря этому он оставил нам широкую и красочную картину жизни Российской Империи начала XX века. В его архиве есть и фото знатных дам


    Фотография Прокудина-Горского, между 1905 и 1915

     

    и простых крестьянок


    Фотография Прокудина-Горского, 1909

     

    и богатого церковного алтаря, и как монахи сажают картошку. Или, например, как выглядела пристань в Гаграх до Революции



    Фотография Прокудина-Горского, между 1905 и 1915

     

    Архив Прокудина-Горского на сейчас доступен в Интернете и я настоятельно рекомендую посмотреть его очень внимательно. Это действительно уникальные и ценнейшие фото! Увы, сохранившаяся коллекция сегодня находится не в России, а в Библиотеке конгресса США...

    Однако, при всей своей революционности и немалых плюсах, эта технология оказалась слишком сложной, слишком ненадёжной (что уж говорить, если полноценное восстановление цветных изображений коллекции Прокудина-Горского потребовало специальной компьютерной обработки!), к тому же не позволяла снимать динамичные сцены. С последним тогда вообще были проблемы, но у данной конкретной технологии – особенно. Однако примерно в то же время была придумана технология цветной фотографии, ставшая первой, относительно массовой. Ну как относительно... массовой, относительно того, чем пользовался Прокудин-Горский...

    Автохром

    Если поверх фотоэмульсии разместить специальный фильтр сделанный из множества ма-а-а-аленьких стёклышек, каждое из которых пропускает красные, синие или зелёные лучи, сфотографировать на такую пластинку, а потом рассматривать фото издали, не сдвигая фильтр, то стёклышки сольются и мы увидим цветное изображение. По тому же принципу устроен экран монитора, с которого Вы сейчас всё это читаете. Ну и матрица в Вашем цифровом фотоаппарате. Но в те ещё года (1903, когда был запатентован метод "Автохром") регулярные матрицы делать не умели, поэтому замешивали смесь из очень мелких зёрен крахмала (позже – каучука), окрашенных в красный, зелёный и синий цвета и размазывали эту смесь поверх эмульсии. Ну и ещё несколько технологических хитростей, без которых всё это вообще не работало. Если зёрнышки были маленькие, а смесь промешана хорошо, то после проявления пластинки по диапозитивному процессу, фотографию можно было увидеть именно цветной:


    Дама у окна, Густав Гейн, 1910, автохром

     

    Для этого, правда, приходилось вставлять пластинку в специальный диапроектор, её нельзя было скопировать и растиражировать, автохромные пластинки были жутко дорогими, а сам процесс их проявления выливался в лютый, бешеный геморрой... И качество (в том числе и в передаче цвета) частенько получалось вот таким:


    Гостиничный номер 1910 года, автохром

    И это, кстати, после того, как я заметно улучшил это фото в графическом редакторе. НО! Фотографировать на автохромные пластинки можно было самой обычной фотокамерой! И надо было только один раз нажать на кнопку затвора. ОДИН раз! Потому и стал автохромный фотопроцесс относительно массовым... относительно того, чем пользовался Прокудин-Горский – действительно массовым, а так... ну Вы поняли... И всё равно. Цветные фото делали многие, до нас дошли и постановочные кадры (самые качественные)


    Танцовщица в древнеегипетском костюме, 1915, автохром

     

    и семейно-детские


    Автохром, 1909

     

    и дамы из высшего общества


    Автохром, 1910

     

    и люди с рабочих окраин


    Париж, автохром, 1910

     

    Можно увидеть как многие знаменательные места выглядели тогда, когда модерн был действительно новым и современным искусством:


    Мулен-Руж в 1914, Париж, автохром

     


    Вид на Эйфелеву башню и дворец Трокадеро (разрушен в 1937), Париж, автохром, 1914

     

    Отдельной строкой следует упомянуть коллекции антропологических фото – получив в свои руки цветную фотографию, энтузиасты и профессионалы бросились запечатлеть мир традиционных культур, к началу XX века всё ещё живой, но уже уходящий.


    Девочка с Мадейры в традиционном наряде, автохром, около 1910

     

    Нам остались огромные массивы таких фотографий, десятки тысяч. Они охватывают все страны и континенты. Неисчерпаемый источник информации для историков, модистов и исторических реконструкторов. И для реставраторов тоже, как вот эта фотография Янтарной комнаты, сделанная Андреем Андреевичем Зеестом в июне – августе 1917. Тогда он проводил систематическое фотографирование интерьеров Царского Села по заданию Временного правительства (приёмка царского имущества, понимаете ли...)


    Янтарная комната, автохром, 1917

     

    Ну и сама Первая Мировая оставила нам большой корпус цветных фото, но это уже совсем другая эпоха...

    Тема на самом деле огромная и я думаю к ней ещё вернуться. Ещё и ещё... А если будете себя хорошо вести (оставлять комментарии и ссылки на этот сайт в своих блогах) то я покажу вам Прекрасную Эпоху не только в цвете, но и в объёме. 3D ведь тоже не вчера выдумали...

    Для совсем любознательных: Автохром сегодня

    Собственно, сегодня матрица любого цифрового фотоаппарата устроена по принципу всё того же автохрома: светочувствительная матрица накрыта сверху маской из фильтров трёх цветов: красного, зелёного и синего, только в оригинальном автохроме гранулы трёх цветов распределялись над эмульсией стохастически (случайно, как замешали, так уж и замешали, если плохо перемешали – фотография шла пятнами), а сейчас – регулярно. Ну и монитор, с которого Вы читаете эту статью работает по тому же принципу.

    Метод съёмки на три разные пластинки (матрицы) через три светофильтра сегодня используется в высококачественных профессиональных телекамерах (3CCD), а марсоход Opportunity (как и его ныне покойный брат Spirit) создаёт цветные изображения Красной Планеты практически так же, как в своё время делали это Мите и Прокудин-Горский – меняя цветные фильтры перед объективом фотокамеры. Правда фильтров там существенно больше трёх, но ведь и задачи перед марсоходом стоят намного более сложные, чем просто порадовать нас красивой картинкой издалека...